karta-afriki

Вопрос: Мой вопрос относительно Северной Африки. Извиняюсь, что вопрос многосторонний. По моему мнению, все эти стороны связаны друг с другом:

1 – Положение дел смешалось в вопросе Северной Африки, в частности – по Ливии. Ранее спецпосланник ООН по Ливии Бернардино Леон установил 20 сентября 2015 года датой крайнего срока урегулирования отношений между сторонами переговоров в Схирате (в Марокко). Однако, незадолго до этого, 19 сентября 2015 года генерал Халифа Хафтар провёл военную операцию в Бенгази, что заставило посланника ООН Леона подвергнуть резкой критике этот инцидент и назвать его провокацией и препятствием для урегулирования конфликта. Так и произошло. Далее была назначена другая дата крайнего срока – 20 октября 2015 года. Известно, что Хафтар пользуется поддержкой со стороны Америки, как и правительство Тобрука пользуется поддержкой со стороны Америки. Получается, что правительство ведёт переговоры, а Хафтар препятствует им. Как объяснить это противоречие?
 

2 – В начале сентября (7 числа) 2015 года Генеральные кортесы (Конгресс депутатов и Сенат) Испании официально дали зелёный свет строительству американской военной базы на юге страны (для нужд американского командования в Африке «АФРИКОМ»), которую Америка пыталась создать в Северной Африке, но не получила одобрения. Главной задачей этой новой базы, согласно новой поправке Сената, было провозглашено «наземное, морское и воздушное вмешательство для решения различных кризисов на Африканском континенте». Означает ли это, что Америка решила вступить в геополитическую схватку с Европой, в частности – с Британией и Францией, которые имеют глубокие колониальные корни на севере Африки? Каковы шансы Америки на успех в этой схватке?


3 – Всему этому предшествовали интенсивные визиты американцев в Северную Африку, особенно в Тунис. Подтверждают ли эти интенсивные визиты в Северную Африку то, что я сказал во втором пункте о геополитической схватке Америки с Европой? Можете ли Вы разъяснить этот геополитический конфликт на Севере Африки – Марокко, Алжир, Тунис и Ливия – хотя бы в общих чертах? Особенно если учесть, что при нынешних обстоятельствах у многих возникают эти вопросы. Заранее благодарен Вам и ещё раз извиняюсь за длинный вопрос.

Ответ:

Принимаю Ваше извинение, да простит Аллах нас и Вас. Воистину, Он – Самый милостивый. И я отвечу на Ваш вопрос, с дозволения Аллаха, учитывая последовательность событий:

Первое – относительно интересов США в Северной Африке и размещение военной базы командования «АФРИКОМ»:

1. Америка начала интересоваться Северной Африкой с пятидесятых годов, а не сегодня. Тогда, в ноябре 1950 года, её послы съехались на встречу в Стамбуле и провели там свою первую конференцию под руководством Джорджа Мэгги, уполномоченного по вопросам Ближнего Востока и Северной Африки при министерстве иностранных дел США. С того времени Америка борется с Европой, чтобы вытеснить последнюю из Африки и самой занять её колонии. Эта геополитическая борьба то усиливается, то стихает в зависимости от международных и региональных обстоятельств. Вышеупомянутая конференция длилась пять дней. На ней организаторы представили самые яркие стратегические, политические и экономические положения данного региона. С тех пор завязалась схватка между новым американским колониализмом и старым европейским колониализмом. Да, Америке удалось внедрить своё влияние в большинстве стран Ближнего Востока и бассейна Нила за счёт европейского влияния – Британии и Франции. Однако её влияние в Северной Африке не утвердилось из-за того, что приоритетом для Америки были Ближний Восток и бассейн Нила.

2. Америка понимает, что политическая элита в Северной Африке – проевропейская. И поэтому она прибегла к неординарным средствам и нетрадиционным политическим действиям во взаимодействии с североафриканской политической элитой для внедрения своего влияния. Самыми яркими из них стали две вещи:

а) Тема терроризма:

Америка использовала эту тему и заключила ряд военных соглашений, которые помогли ей внедрить своё влияние через армию, военные учения и помощь, а затем – и посредством военных баз.

б) Экономическое содействие и сотрудничество с международными институтами:

Америка постоянно использует эти два фактора, за исключением периодов передышки между боями. Одной из попыток размещения военной базы в регионе было принятое Джорджем Бушем-младшим решение о формировании военного командования США в Африке «АФРИКОМ». 6 февраля 2007 года президент Буш и министр обороны Роберт Гейтс объявили о создании командования США в Африке (см. на официальной странице «АФРИКОМ» в «Facebook»). Несмотря на то, что это командование изначально было создано для утверждения американской гегемонии над Африкой и для разграбления её богатств, а также для порабощения людей, тем не менее, Америка, как это делают колонизаторы, попыталась изобразить себя в образе защитника Африки. И поэтому она пригласила ряд глав африканских государств для того, чтобы принять участие в праздновании образования этого командования. Официально африканское командование начало свою деятельность 1 октября 2008 года на церемонии в министерстве обороны США на том основании, что военное командование США в Африке – USAFRICOM – является войсковой единицей, состоящей из вооружённых боевых подразделений под командованием министерства обороны США. Кроме представителей африканских стран на мероприятии в Вашингтоне присутствовала Колумбия (См. Википедию).

3. Америка пыталась разместить военную базу в Северной Африке для утверждения своей гегемонии над континентом и для внедрения своего влияния вместо европейского влияния. Однако ей не удавалось осуществить это в силу бдительности проевропейских агентов, преданных Европе. А поэтому проект «АФРИКОМ» так и не сдвинулся с мёртвой точки. Когда Америка отчаялась в его реализации, как это планировалось, в Северной Африке, она повернулась к северу от Северной Африки и отправилась в Испанию. И 7 сентября 2015 года Испания в лице своего парламента даёт зелёный свет размещению военной базы морской пехоты США на юге страны в рамках так называемого командования «АФРИКОМ» (см. издание «Баввабат аль-Шурукъ» за 07.09.2015). Данная база располагается недалеко от Северной Африки, а точнее – на границе с ней, что позволяет американцам реализовывать свои коварные планы в регионе. Проект «АФРИКОМ» был запущен под предлогом глобальной войны с «терроризмом», хотя, в действительности, он предусматривает множество целей, которые в своей совокупности предназначены для закрепления американской гегемонии в мире, а отнюдь не для защиты Африки от опасностей «терроризма». Всё это проводится в рамках глобальной американской стратегии по утверждению господства над источниками нефти и богатства, а также для контроля над всеми морскими путями в мире, с одной стороны, и для устранения старого европейского колониального влияния, чтобы заменить его американским неоколониализмом. Одним словом, это – борьба за поглощения крови, с одной стороны, и разграбление богатств – с другой стороны.

Как бы там ни было, Америка не смогла разместить базу «АФРИКОМ» на землях Северной Африки. Это указывает на то, что она не смогла найти опоры для себя в этом регионе. Она пыталась создать её в Алжире, но встретила мощный отпор. Как и не смогла сделать этого в Марокко, Ливии и Тунисе. В настоящее время она сосредоточила свои силы в Ливии, воспользовавшись внутренними беспорядками в ней, а также в Тунисе, воспользовавшись хрупкостью власти в связи с возвращением старой политической команды, против которой народ восставал из-за крайнего её неприятия. Тем не менее, Америке нелегко перебросить базу «АФРИКОМ» в Северную Африку, поскольку барьер страха у народа преодолён (сломлен). Люди не будут молчать по поводу размещения злокозненных военных баз на своей земле. Однако это не означает, что база «АФРИКОМ», размещённая в Испании, не будет оказывать влияния на политическую ситуацию в Северной Африке. Напротив, это говорит о том, что Америка сможет оказывать несильное влияние в регионе и будет пытаться вновь и вновь при любом удобном случае внедриться в регион, особенно в Ливию и Тунис.

Второе – относительно интенсивных визитов и американо-европейской геополитической схватки в Марокко, Алжире, Тунисе и Ливии:

Учащение визитов – не что иное, как продолжение конкуренции между Америкой и Европой за богатства региона и за его стратегическое месторасположение. Как уже говорили ранее, алчные устремления Америки и Европы на земли Северной Африки начались не сегодня, и даже не вчера, а намного раньше, даже задолго до появления «АФРИКОМ». И эта конкуренция продолжается и сегодня. Мы представим вашему вниманию ряд действий и планов, которые предпринимает каждая из конкурирующих сторон – Америка и Европа – на арене мусульманских стран в Северной Африки, а именно – в Марокко, Алжире, Тунисе и Ливии:

• Марокко:

а) Америка помогла «освободительным» движениям против французского колониализма в Марокко, дабы самой занять место Франции. Таким образом, ей удалось внедрить своё влияние путём провозглашения независимости в Марокко во время правления короля Мухаммада V. Однако это продолжалось недолго, и после смерти Мухаммада V Британия принялась укреплять уже существовавшее в Марокко своё влияние после того, как привела к власти своего агента Хасана II в 1961 году. Путь в Марокко был закрыт перед Америкой, пока не подвернулся удобный случай, связанный с движением за независимость Западной Сахары «ПОЛИСАРИО» после ухода из неё Испании 26.06.1976 после 91 года колонизации. Незадолго до этого ООН под влиянием Америки сформировала миссию по Западной Сахаре. Эта миссия представила свой доклад Генеральной Ассамблее 9 июля 1975 года, в котором продекларировала независимость Западной Сахары от Испании, а также утвердила организацию «ПОЛИСАРИО» как преобладающее в регионе движение, имеющее существенное влияние. Таким образом, Америка продемонстрировала и поддержала «ПОЛИСАРИО» как официального представителя народа Западной Сахары. Целью всего это было недопущение возвращения Западной Сахары к Марокко после выхода из неё Испании, дабы превратить её в очаг напряжённости, требующий независимости, которым будет пользоваться Америки ради собственных интересов в Северной Африке.

Однако Хасан II провалил американский план при поддержке Британии во время своего правления в 1961–1999 гг. Благодаря своей политической хитрости, Хасан II смог возглавить Марокко и добиться стабильности в стране, чего не удалось соседним государствам и по сей день. Он смог завоевать народную популярность (в определённой степени) после участия в Зелёном марше во имя освобождения Марокканской Сахары от испанского колониализма в 1975 году (см. https://ar.wikipedia.org/wiki/1975).

б) Испания вышла из Западной Сахары 26 февраля 1976 года, а уже на следующий день Национальный Совет Сахары провозгласил Арабскую Республику Сахары. После этого Америка приступила к непосредственному фактическому вмешательству в Западную Сахару путём оказания своего влияния на издание резолюций ООН относительно Западной Сахары. Однако Хасан своею хитростью и при поддержке англичан делал вид, что разделяет эти резолюции всякий раз, когда Америка пыталась провоцировать его. Таким образом, Хасан поглощал американское давление без каких-либо существенных изменений в реальности проблемы Западной Сахары. Когда Хасан II умер, его место занял его сын Мухаммад VI (23 июля 1999 года), который, как и отец, был предан англичанам, но не имел политического опыта и хитрости. Америка пыталась склонить его на свою сторону, но Британия помешала этому, опасаясь того, что он увязнет в сетях американских планов.

в) Опасаясь того, что Мухаммад VI не выстоит перед давлениями и планами Америки из-за недостаточной хитрости (в отличие от своего отца) и отсутствия опыта в пучинах борьбы политической жизни, Британия посоветовала или «приказала» ему, дабы защитить своих неоперившихся агентов, не увлекаться сильно потаканием Америке, а вести себя так же, как его отец. А поэтому он продемонстрировал взаимопонимание с пресловутыми лозунгами Америки: свобода, демократия и права человека, проявляя лояльное отношение к ней. Америка стала четвёртым торговым экспортёром Марокко и первым партнёром за пределами Европейского Союза, а объём их товарооборота составил $ 1,5 млрд. Но, когда во время саммита НАТО в Стамбуле в июне 2004 года Америка предложила дать Марокко статус главного союзника НАТО и первого арабского государства в Северной Африке, входящего в клуб НАТО, Британия отнеслась к этому с предельной осторожностью в силу понимания того, что американское предложение несёт с собой американское влияние на политическую ситуацию в Марокко. Также позиция короля Марокко относительно резолюций США не была жёсткой. Напротив, он последовал примеру своего отца и согласился с ними, но отложил в сторону их исполнение. Так, он согласился с предложением Бейкера относительно компромиссного решения под названием «Третье решение», которое предусматривает поэтапное исполнение резолюций ООН: сначала предоставление автономии для Западной Сахары, затем – проведение референдума по вопросу о самоопределении по истечении пяти лет. Данное предложение было одобрено резолюцией Совета Безопасности ООН №1359 за 29 июня 2001 года, а король Марокко согласился с ним в английском стиле лишь в 2007 году, т.е. после продолжительных препираний на протяжении семи лет, а также после того, как дал ему своё название «Марокканская Инициатива». Американские планы не оставляли Марокко в покое, за исключением нескольких лет из-за занятости Америки более приоритетными задачами, такими как экономический кризис, который усугубился в 2008 году, и последовавшие за ним политические, военные и внешние кризисы. Так продолжалась до весны 2013 года, когда Америка вновь принялась обострять ситуацию в Западной Сахаре с новой силой, чтобы под предлогом кризиса Западной Сахары вмешаться в страны Северной Африки. Она подготовила черновой проект расширения миссии ООН «МООНРЗС» в Марокканской Сахаре и наделила её полномочиями мониторинга за соблюдением прав человека в Западной Сахаре, чтобы иметь предлог контролировать все малые и большие процессы в Сахаре под предлогом защиты прав человека! Несмотря на то, что проект был отложен ещё на один год в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН №2099 за 25 апреля 2013 года, всё же американский дипломат Кристофер Росс в качестве личного представителя Генерального секретаря ООН в Западной Сахаре прибыл в регион в октябре 2013 года, а затем – 28 января 2014 года. Целью его визита стало изучение ситуации с подготовкой к референдуму в Западной Сахаре и соблюдение прав человека.

г) Несмотря на это, позиция Марокко была идентична позиции Иордании, а именно – отсутствие открытого противостояния Америке. Далее, Марокко помогла Америке в войне с «терроризмом» со своей программой так называемого «умеренного религиозного дискурса» благодаря тому, что Марокко является исламской религиозной базой некоторых исламских течений, в частности – маликитского мазхаба и тиджании (реформаторское суфийское братство (тарикат), основанное Ахмадом ат-Тиджани в конце XVIII в.), которая имеет широкое распространение в странах южнее Сахары (Сахель) – Мали, Сенегале и Нигерии. В действительности были разосланы десятки проповедников (читающих вааз), лекторов (хатибов) и священнослужителей в Сенегал, Кот-д'Ивуар, Мали и Бенин вдобавок к принятию на учёбу 500 учеников на теолого-религиозные факультеты при ВУЗах Марокко. Америка была вынуждена восхвалить роль Марокко: заместитель госсекретаря США, уполномоченный по вопросам Африки Биза Уильямс (Bisa Williams) сказала в интервью агентству «Арабский Магриб» в кулуарах международного симпозиума в Нуакшоте, проходившего 19 и 20 числах текущего месяца: «Мы высоко ценим марокканский опыт во всей Африке, в частности – в регионе южнее Сахары (Сахель). Марокко не жалеет усилий для того, чтобы другие страны извлекли пользу из его опыта в сфере борьбы с радикальным экстремизмом» (см. «Hespress» за 21.08.2015).

Таким образом, Америка не смогла использовать проблему Западной Сахары, а также вопрос референдума и соблюдений прав человека. По сей день Америке не удалось стереть британское влияние в Марокко. Мы говорим «по сей день» из-за того, что геополитическая борьба между Америкой и Европой не прекратилась.

• Алжир:

Это государство больше всех по сравнению с соседними странами противостоит американским планам. С момента переворота Бен Беллы, который придерживался американского курса вместе с Абдель Насером, и прихода к власти Бумедьена – с того времени британское влияние основательно засело в Алжире, несмотря на некоторые французские выпады, которые иногда обострялись, в частности – в эпоху некоторых слабых президентов. Бумедьен пребывал во власти с 19 июня 1965 года до самой смерти 27 декабря 1978 года. После Бумедьена на пост главы государства в Алжире приходили слабые президенты. А поэтому власть фактически находилась в руках силовиков (армии), а исполнителями были преданные Франции лица, которые были воспитаны в её культуре и прошли службу под патронатом её военных. Они ярко проявили себя в 1992 году, когда не дали политическому блоку «Исламский Фронт Спасения» прийти к власти после того, как те получили подавляющее большинство голосов избирателей на выборах. Они учинили ряд массовых убийств в отношении сторонников ИФС в частности, и многих мусульман – в целом. Они не смогли управлять страной, а напротив, вызвали у народа отвращение и ненависть к себе. На протяжении их правления с 1992 по 1999 годы было четыре президента, которые были лишены действенных властных рычагов. Армия была единственной контролирующей государство силой. Однако профранцузские силовики так и не смогли тогда урегулировать последствия их путча и стабилизировать ситуацию в стране после совершённых ими ужасных массовых убийств в отношении народа Алжира.

На фоне этих событий Британия привезла Бутефлику из Швейцарии и отправила его обратно в Алжир. Она подготовила ему такую политическую атмосферу, чтобы он предстал в образе спасителя, воспользовавшись провалом силовиков (военачальников) в управлении страной. Силовики понимали, что народ ненавидит их из-за учинённых массовых убийств в отношении него, и поэтому они договорились с Абдельазизом Бутефликой в 1999 г. о том, что он станет президентом взамен на полное снятие ответственности за совершённые ими преступления и разрушение страны. Также Бутефлика должен был работать над заживлением алжирских ран путём призыва к согласию, миру и примирению. Одним словом, они обратились к нему, чтобы он спас их. Бутефлика является президентом с 1999 года и по сей день. Он имеет тесные отношения с Британией, и он ознаменовал это своим визитом в Британию в 2006 году, что стало знаменательным первым визитом президента Алжира в Британию. Профранцузские силовики в алжирской армии, которые имеют определённое влияние, знают о связи Бутефлики с Британией, а также понимают, что Бутефлика не находится в дружбе с профранцузскими политиками, ведь он отказался от проекта Средиземноморского Союза, который был предложен Францией в период правления Саркози. Несмотря на всё это, профранцузские силовики в армии не смогли остановить его президентства до сегодняшнего дня! Хотя Британия не боится воздействия Франции на своё влияния в Алжире подобно тому, как боится Америки, но она решила покончить с этими французскими выступлениями, считая, что это укрепит её влияние. Однако она решила сделать это не сразу, а постепенно из-за того, что она сейчас находится в фактической схватке не с Францией, а с Америкой. А поэтому смена лояльных к Франции офицеров (профранцузских силовиков) прошла бесшумно и без сотрясения воздуха – не так, как если бы это была фактическая схватка Британии с Францией. Например, (добровольная или принудительная) отставка Аль-Амари с должности начальника штаба алжирской армии по состоянию здоровья 3 августа 2004 года. Спустя 48 часов после этой отставки президент Бутефлика увольняет 5 августа 2004 года генерал-майора Ибрагима аль-Шарифа, командующего крупными воинскими соединениями. В начале 2014 года генерал Хасан был отстранён от должности руководителя специальной группы по борьбе с терроризмом в разведывательном управлении. Затем Бутефлика увольнял силовиков одних за другими. Но эти увольнения происходили без ожесточённого столкновения, которое могло бы повлиять на состояние режима. Даже когда 27 августа 2015 года был арестован и предан суду генерал Хасан, на вопрос: «Указывают ли эти кадровые изменения на борьбу во власти в Алжире?», – глава администрации президента Ахмад Ов Яхья ответил отрицательно. Он прокомментировал это утверждение таким образом, что подобные слухи являются «бабскими разговорами в салонах красоты» (см. «Аль-Джазира» за 12.09.2015). Даже когда 13 сентября 2015 года Бутефлика отстранил профранцузского весомого генерала – руководителя служб всеобщей разведки Мухаммада Лемина – от занимаемой им должности, это было сделано без какого-либо накала или воздействия на состояние режима. И поэтому можно с уверенностью сказать, что Бутефлика смог успешно (в какой-то степени) провести эти увольнения при поддержке Британия. Хотя по-прежнему в армии профранцузские лица имеют существенное присутствие из-за того, что армейская культура и обучение, по большей части, заимствуются у Франции. Однако, как мы сказали, данное «столкновение» Бутефлики с армией является мягким и происходит спокойно. Оно больше напоминает спортивное состязание и не влияет на основные проблемы режима, поскольку это отличается от подлинной борьбы и фактической схватки Британии с Америкой и её планами в Алжире, направленными на утверждение американской политической гегемонии над Алжиром и на занятие места Британии в этой стране. Приведём пример:

а) После ухода Испании из Западной Сахары в 1976 году после 91 лет колониализма, Америка усмотрела в движении «ПОЛИСАРИО» за независимость Западной Сахары удобный случай и использовала его в качестве предлога для вмешательства в Северную Африку, особенно – в Алжир. Однако проанглийское правление в Алжире пристально следило за этим вопросом. Оно ограничило «ПОЛИСАРИО» приграничной полосой и окружило его своими шпионами, поскольку понимает, что Америка внедряет в это движение своих агентов. И по сей день, несмотря на доминирование Америки над миссиями ООН и их делегатами по вопросу Западной Сахары, Америка так и не смогла посредством этой проблемы утвердить своё влияние в Алжире.

б) Америка пыталась разместить базу для уже сформированных ей вооружённых сил «АФРИКОМ» под предлогом борьбы с терроризмом. Но Алжир отверг данное предложение, понимая, что целью появления этой американской базы является вмешательство во внутренние дела Алжира. В связи с этим МИД Алжира заявил 3 марта 2007 года: «Алжир не заинтересован в принятии штаба американского спецназа в Африке «АФРИКОМ»».

в) Америка снова пыталась поднять вопрос борьбы с терроризмом, используя события в Мали 22 марта 2012 года. Между ней и Алжиром участились визиты, в ходе которых обсуждался вопрос участия Алжира в сотрудничестве с Америкой в глобальной борьбе с терроризмом, оправдывая это тем, что терроризм может добраться и до Алжира. Однако Алжир и стоящая за ним Британия отвергли этот американский план. Самым ярким из этих визитов был визит Хиллари Клинтон, госсекретаря США, и её встреча с Абдулазизом Бутефликой 29 октября 2012 года.

г) После того, как Беджи Каид эс-Себси посетил Америку 21 мая 2015 года и заключил ряд соглашений с Америкой, которая объявила Тунис своим главным стратегическим союзником из числа государств, не входящих в НАТО, аналогично Марокко, Иордании и Бахрейну, в Алжире развернулась мощная кампания против этих соглашений. Президент Туниса попытался смягчить политическую атмосферу и направил своего специального посланника Хамиса Джухайни к своему алжирскому коллеге 24 июня 2015 года.

Причиной возмущённости Алжира вовсе не был визит эс-Себси в Америку, т.к. всё произошедшее проходило в рамках английского политического плана, которому следуют Алжир и Тунис. Целью кампании были две вещи: во-первых, дать Тунису предлог для того, чтобы он мог отказаться от некоторых американских требований, которые несут угрозу влиянию Европы (т.е. Британии), будто он не желает конфликтовать с соседом, а во-вторых, дать Америке чёткий сигнал, что Алжир не желает альтернативы Британии и не примет американского влияния, особенно – размещения военной базы. Было ясно, что алжирские волнения не были направлены против встречи эс-Себси. Подтверждением тому служит факт того, что после встречи специального посланника эс-Себси с Бутефликой, глава внешнеполитического ведомства Алжира Рамтан Ламамра отправился 13 июля 2015 года в Тунис с официальным визитом (согласно пресс-релизу МИДа Алжира), и возмущения в тот же час стихли.

• Тунис:

Сначала он находился под французским колониальным господством, затем попал под британское влияние в период правления Хабиба Бургибы в 1956–1987 гг. В 1987 году Бургибе исполнилось 84 года, и он не мог дальше выполнять то, что от него требовалось. Тогда к власти пришёл Зин аль-Абидин Бен Али, который входил в близкий круг Бургибы, и продолжил его путь, будучи преданным Британии. Америка неоднократно в разных обстоятельствах старалась внедрить своё влияние на место британского влияния, но все её попытки были тщетны из-за противостояния ей проанглийского политического круга. И стоило вспыхнуть Арабской весне в 2011 году, которая просто смела Бен Али, как Америка посчитала это удобным случаем для вмешательства в Северную Африку. Однако Франция и Британия смогли организовать уход Зин аль-Абидина Бен Али. И поскольку Европа полностью контролирует тунисский политический круг, ей удалось сохранить политический режим в стране без каких-либо существенных изменений. Даже с появлением партии «Ан-Нахда» («Возрождение») в стране тунисский политический круг по-прежнему крепко находится под британским господством через соглашения с ЕС, которые связывают Тунис с Европой. В течение четырёх лет Европа сумела вернуть к власти правящий класс, который был при режиме Бургибы и Бен Али, не прибегая к смене лиц, как делают другие, а напротив, она превзошла их в бесстыдстве и вернула старые лица, известные своей коррумпированностью и порочностью. Так, вождь британских агентов эс-Себси стал президентом Туниса. Данное возвращение было своего рода провокацией для тех людей, которые восстали против тирании, коррумпированности и прозападной лояльности бывшего режима. Люди полагали, что избавились от их зла, как вдруг они снова правят ими. Люди восстали против них, а тираны встретили их репрессиями, гонениями и комендантским часом, как это делали их предшественники. Но страх сломлен, и тираны не в состоянии больше затыкать рты, как раньше. Тогда режим прибег к предлогу опасности терроризма, чтобы запугать людей терактами то там, то здесь, которые организовывают агенты режима и наёмники НАТО, а также шпионы посольств сверхдержав, борющихся друг с другом за землю Туниса, которая в истории Ислама всегда считалась землёй героизма и джихада. В свою очередь, режим приписывал эти теракты неизвестным террористам. На фоне этого свою активность проявила и Америка, которая имеет богатый опыт в этом деле. Так, её посольства превратились в гнёзда по покупке тунисских политиков, поддерживающих Европу. Также Америка активно старалась проникнуть в ряды вооружённых сил. Британия испугалась за режим, что он падёт перед Америкой, и, в связи с тем, чтобы защитить своих молодых неокрепших агентов, она подсказала режиму пойти на уступки перед Америкой, но без ущерба основным интересам Британии. Она доверяет преданности эс-Себси, который считается вождём английских агентов. Именно это и произошло:

а) Эс-Сибси посетил Америку и провёл встречу с президентом Обамой 21 мая 2015 года, в ходе которой они обсуждали ситуацию в Ливии и в регионе. Обама сказал: «США окажут помощь в ближайшее время, чтобы Тунис мог завершить экономические реформы» (см. сайт «RT» на арабском языке за 21.05.2015). Как известно, Америка считает НАТО прочной верёвкой для привязки своих агентов, чтобы они не ушли, как это произошло с Египтом, сделав его главным союзником НАТО из стран, находящихся вне альянса. Также Америка считает НАТО «приманкой» для новых агентов, ушедших от Британии. И поэтому Госдепартамент США сообщил 10 июля 2015 года о завершении процедур по предоставлению Тунису статуса главного союзника НАТО из числа стран, не входящих в этот альянс, будучи шестнадцатым в списке Америки после Марокко, Иордании, Бахрейна и Кувейта, которые являются агентами Британии. Вот так безбожные колонизаторы борются в наших странах за привлечение на свою сторону агентов из числа правителей-предателей. Один пытается удержать своих агентов, а второй старается поймать их в свои сети. Если бы не предательство, которое засело в сердцах этих правителей, они бы не отозвались на предложения безбожников, и не смогли бы последние вступить на наши земли. До чего же они отвращены от истины!

б) Дабы предоставить Тунису оправдание для отказа от подчинения некоторым американским давлениям, Британия устроила посредством Бутефлики массовые волнения против визита эс-Себси в Америку и против тех соглашений, которые были достигнуты в ходе этого визита. Целью кампании были две вещи: во-первых, дать Тунису предлог для того, чтобы он мог отказаться от некоторых американских требований, которые несут угрозу влиянию Европы (т.е. Британия), будто он не желает конфликтовать с соседом, и поэтому Алжир всячески нагнетал возмущение, а точнее, раздувал его, как бурю в стакане воды; во-вторых, дать Америке чёткий сигнал, что Алжир не желает альтернативы Британии и что не примет американского влияния, а особенно – размещения её военной базы. Было ясно, что волнения не были направлены против встречи эс-Себси. Подтверждением тому служит факт того, что после встречи специального посланника эс-Себси с Бутефликой глава внешнеполитического ведомства Алжира Рамтан Ламамра отправился 13 июля 2015 года в Тунис с официальным визитом (согласно пресс-релизу МИДа Алжира), и волнения тут же стихли, муть ушла и градус накала начал постепенно опускаться.

в) Далее начали налаживаться американские контакты с должностными лицами в Тунисе:

– Министр внутренних дел Туниса Наджим Эльгарсали на своей пресс-конференции в пятницу, после встречи с заместителем помощника госсекретаря США Дасом Арфизи в Тунисе, выразил благодарность и признательность Америке за поддержку демократии в Тунисе. Тунисский министр отметил, что «сотрудничество между двумя странами, Тунисом и США, будет продолжаться, ибо у нас – общий один враг, а именно – терроризм» (см. газету «Мыср аль-Арабия» за 28.08.2015).

– Помощница госсекретаря США по ближневосточным вопросам Анна Паттерсон заявила после встречи с главой правительства Хабибом Эссидом во вторник утром: «Было достигнуто подписание соглашения о двустороннем сотрудничестве по взаимообмену информацией между двумя странами в сфере борьбы с терроризмом в целях обеспечения эффективного реагирования на эту болезнь» (см. «arabesque.tn» за 01.09.2015).

– 2 сентября 2015 года помощник госсекретаря США по вопросам демократии и правам человека Том Малиновский нанёс визит в Тунис в сопровождении Анны Паттерсон, помощницы госсекретаря по вопросам Ближнего Востока. В ходе визита гости отметили: «Соединённые Штаты по-прежнему привержены идее оказания помощи Тунису для расширения возможностей обеспечения безопасности в сфере разведки, военной техники и обучения. Помимо этого, Тунис нуждается в поддержке в экономической сфере для того, чтобы добиться развития, особенно в южных и внутренних регионах страны» (см. агентство «Аль-Анба ас-Саудия» за 02.09.2015).

– В июле Америка незапланированно назначила нового посла, Даниэля Рубинштейна, который ранее занимал различные политические посты как председатель департамента по делам «Израиля» и Палестины при министерстве иностранных дел США, прекрасно владея арабским языком и ивритом. Помимо этого, он будет заниматься делами американского посольства в Ливии, что указывает на то, что Америка возлагает на Тунис важные политические задачи внутри страны, делая его отправной точкой во всём североафриканском регионе (см. свободную энциклопедию «Википедия»).

– Кристин Лагард, директор-распорядитель Международного валютного фонда, начала свой деловой визит с Туниса для оценки реформ, проведённых Тунисом незадолго до шестого пересмотра соглашений по подготовке кредитного пакета на сумму 1,7 млрд. долларов. В ходе встречи с несколькими представителями гражданского общества, партий и экономических организаций Лагард призвала к укреплению иммунитета банковского сектора, утверждению налоговых реформ и сокращению бюрократии, препятствующей потоку инвестиций (см. сообщение сайта «Аль-Айям» за №9649, датированное 09.09.2015).

г) Однако эта вежливость Америке и эти частые визиты, будучи главным союзником вне НАТО, не сделают Тунис исполнителем американской воли в основных вопросах из-за преданности его правителей-«новых ветеранов» Британии. Америка оказывала давление на Тунис, чтобы получить возможность разместить военную базу в стране под предлогом борьбы с терроризмом. Но лидеры Туниса всегда отвергали это по приказу Британии. Как предыдущее, так и нынешнее правительство отказалось принимать американо-африканский военный штаб «АФРИКОМ» в Тунисе. По сей день все попытки Америки установить базу в Тунисе завершаются полным провалом по причине преданности обеих правительств Британии! Мы говорим «по сей день» потому, что Америка продолжает вести политику кнута и пряника в отношении Туниса, воспользовавшись хрупкостью и порочностью режима, а также народным негодованием из-за того, что во власть вернулись вожди проанглийских политиков несмотря на то, что народ восставал против них. Если Америка найдёт лазейку для внедрения и расширения своего влияния в Тунисе, чтобы занять место Британии или поделиться с ней, она сразу же сделает это!

• Ливия:

а) Долгие десятилетия Америка пыталась заполучить влияние в Ливии, но безуспешно. Каддафи был предан Британии и опекал её влияние в Ливии. Британия приметила его, когда он был ещё студентом Королевской военной академии в Сандхерсте. Затем она заботилась о нём и опекала его в течение нескольких десятилетий, а он, в свою очередь, защищал её интересы. И поэтому до восстания в Ливии в 2011 году Америка не имела никакого влияния в этой стране. Америка, известная своим прагматизмом и пониманием того, что политика – это искусство возможного, усмотрела в событиях на Северной Африке, а точнее, в Арабской весне, охватившая Тунис, Египет, а затем и Ливию, шанс для американского вмешательства и внедрения своего влияния, которое станет теснить европейское влияние. Затем она попыталась использовать беспорядки, произошедшие в ходе революций Арабской весны, и принялась активно работать над тем, чтобы отклонить их (эти революции) от своего курса, используя своих агентов и разные грязные технологии. Так, Америка присоединилась к европейской военной интервенции, чтобы заполучить влияние в Ливии.

б) Соединённые Штаты понимают, что политический круг в Ливии является проанглийским, т.е. сформированным британцами. И поэтому Америка старалась дестабилизировать политическую ситуацию в Ливии, чтобы иметь возможность создать новый политический круг, который будет бороться с проевропейским политическим кругом до полного свержения последнего, если удастся, либо до получения существенной доли во власти. Так, она задумала перемешать карты в военной сфере, и первым её шагом было найти военную персону и поручить ей инсценировку чего-то похожего на переворот против существующего положения, где господствует Национальный Конгресс, состоящий в своём большинстве из проевропейских политиков. И тут на арене появился Хафтар, жизненный путь которого говорит сам за себя, что он – проамериканский человек. Около двадцати лет Хафтар провёл в штате Вирджиния (Америка), где он «прошёл подготовку» под контролем ЦРУ и вернулся в Ливию только после февральской революции 2011 года. Свою первую роль он сыграл на волне революций в городе Бенгази. Затем Хафтар активизировался, и 15 мая 2014 года в Бенгази он совершил нападение на вооружённые группы, которые он обвинил в терроризме, и назвал это военной операцией под кодовым названием «Достоинство Ливии». Он вёл свои бои и столкновения строго в соответствии с американской политикой. Затем Хафтар стал дестабилизировать любую политическую ситуацию в Ливии, пока Америка не получила там существенную долю. Также старалась и противоположная сторона прибрать себе, т.е. Британии, львиную долю влияния в Ливии. Итого, в стране появилось два правительства и два парламента – ливийский парламент в Тобруке и Национальный Конгресс в Триполи, – и каждый из них имеет военную силу. Хафтар смог навязать парламенту в Тобруке признание его главнокомандующим ливийской армией в звание генерал-лейтенант, а затем официально принёс присягу 9 марта 2015 года. Таким образом, правительство в Тобруке находится под полным контролем Америки. Что касается Национального Конгресса, то в правительстве Триполи сидят проевропейские персоны, особенно – проанглийские, и немного – профранцузские. Тем не менее, есть независимые мусульмане, которые далеки от лояльности к Британии или Франции, но им не хватает достаточной политической сознательности (понимания), что позволяет проанглийским политикам с лёгкостью направлять их в нужную для себя сторону.

в) Америка и Европа предлагали друг другу множество решений по ливийской проблеме, учитывая свои интересы. Что касается Америки, то ей не хватает политического круга в Ливии, как мы упоминали ранее. Большинство ливийских политиков являются проанглийскими агентами или теми, кто группируется вокруг них или находится под их прикрытием, как это обстоит с некоторыми исламскими движениями, которые не понимают политических уловок и их страшных последствий. Таким образом, Америка опирается на военные действия. Так, Хафтар и его поддержка из Египта, а также обращение Обамы к Конгрессу с просьбой предоставить ему мандат на ведение военных действий в случае необходимости – всё это, косвенно или прямо, касается темы Ливии. Агентство «Reuters» за 23.02.2015 сообщило, что Обама направил в Конгресс послание со следующим содержанием: «Ситуация в Ливии по-прежнему представляет необычную и исключительную угрозу для безопасности и внешней политики США». Из послания Обамы можно понять, что позиции США в Ливии находится под угрозой или в опасности, а значит, военная интервенция может послужить интересам Америки и может спасти её агентов. Европа, в свою очередь, пошла на опережение и выступила категорически против военного вмешательства в ливийский кризис. Министр иностранных дел Британии Филип Хэммонд на пресс-конференции в Алжире заявил: «Я не верю, что военные действия могут привести к урегулированию проблемы в Ливии» (см. сайт «RT» на арабском языке за 19.02.2015).

Таким образом, Британия стала первой в числе оппозиционеров в Совете Безопасности ООН, которые выступили против военного вмешательства, а также против вооружения правительства в Тобруке и армии Хафтара. Представитель Ливии в ООН Ибрагим Даббаши в интервью газете «Аш-Шарк аль-Авсат» заявил: «Некоторые члены Совета Безопасности ООН во главе с Британией попросили группу экспертов направить послание, которое оправдало бы их несогласие со снятием моратория на поставку оружия ливийской армии». По его словам, это направлено на устранение проблем, возникающих в политическом секторе работы официального правительства. Он сказал: «Британия не хочет, чтобы ливийская армия раз и навсегда решила вопрос с террористами и военными бригадами, которые контролируют ливийскую столицу – Триполи. Это – очевидная игра» (см. газету «Аш-Шарк аль-Авсат» за 07.03.2015).

г) После предотвращения военного вмешательства посредством резолюции Совета Безопасности ООН, Америка и Европа согласились работать над переговорным урегулированием для поиска политического решения кризиса, которое каждый толковал по-своему. Что касается Европы, то она хочет от переговоров получения политического решения как можно скорее, потому что политический круг в подавляющем большинстве состоит из проанглийских политиков. Следовательно, любое решение, выдвигаемое политическим кругом Ливии, будет в её пользу. Что касается Америки, то она согласилась на переговоры из-за того, что не смогла добиться зелёного света для военного вмешательства, а также по той причине, что она не располагает собственным политическим кругом в Ливии. И поэтому она будет выдвигать такие решения, которые будут замораживать политическую деятельность, а если переговорами удастся найти какое-то решение, то она попытается испортить его путём военных действий, как авианалётов, или экономических притеснений, как это случилось, когда правительство в Тобруке потребовало от Национальной нефтяной компании не переводить доходы, полученные от продажи нефти, в Центральный Банк Ливии (см. газета «Мыср аль-Арабия» со ссылкой на «Нью-Йорк Таймс» за 06.04.2015). Все эти факторы негативно отражаются на продуктивности переговоров и дают отсрочку Хафтару для того, чтобы он смог образовать себе влиятельную платформу и сформировать действенный политический круг. Таким образом, переговоры перемещаются из Сахирата в Женеву и наоборот без всякого решения, потому что, на самом деле, диалог ведётся не между жителями Ливии, а, скорее, между старым колониализмом и новым колониализмом, где каждый преследует сугубо собственные интересы, не обращая внимания на интересы жителей страны.

Третье – относительно темы Хафтара и его военной кампании в Бенгази 19 сентября 2015 года:

Проведённая Хафтаром в Бенгази военная кампания под названием «Операция «Смерть»» проходила в рамках прочерченной Америкой политики, а именно – для того, чтобы оказать давление и дестабилизировать ситуацию, пока не будут найдены серьёзные опоры в реальности и не сформируется новый политический круг. Одним словом, это не было противоречием, и Хафтар неслучайно выбрал субботу 19.09.2015, т.е. незадолго до окончательного срока 20.09.2015, который ранее был определён и объявлен специальным посланником ООН по Ливии Бернардино Леоном. Дата 20 сентября была установлена для достижения окончательного соглашения между сторонами ливийского конфликта вокруг правительства национального единства с целью выхода из кризиса. Во время встречи с журналистами в Сахирате, где проходили переговоры, он заявил, что это – окончательная дата, которая не подлежит отсрочке (см. информагентство «Sky News» на арабском языке за 10.09.2015). Хафтар и дальше будет совершать подобные действия, пока Америка не прикажет ему остановиться, когда добьётся осуществления её интересов. Британия (и Европа вместе с ней) понимает это, и в связи с этим сделала всё, чтобы выдвинуть кандидатуру Леона и избрать его на пост специального представителя генсека ООН по Ливии. На этот раз европейцам удалось добиться успеха в этом, ибо это – редкий случай, когда представителем ООН становится не проамериканская персона. Леон больше играет роль представителя Европы, чем представителя ООН. Поэтому Леон сделал всё, чтобы не дать Хафтару (и стоящей за ним Америке) вывести из строя (обесточить) переговорный процесс. Всякий раз, когда они поднимали вопрос, он старался забаллотировать его или проявить гибкость по отношению к нему. Более того, он старался собрать представителей ливийских племён вокруг переговоров, чтобы образовать защитную силу перед лицом тех, кто пытается дестабилизировать и вывести из строя переговорный процесс. Всё это происходило по указке Британии, но эти попытки увенчались провалом. Хусейн аль-Хабуни, один из знатных лиц восточного региона, заявил: «Международный представитель пригласил старейшин и мудрецов (шейхов и авторитетных личностей), когда понял, что диалог между сторонами обречён на безрезультатность. Леон решил организовать съезд авторитетов племён». Тогда разведслужба Египта сообщила, что именно бывший посол Британии в Ливии Майкл Арон поручил спецпредставителю ООН встретиться со старейшинами племён, ибо они служат основным компонентом, который миссия ООН не имеет права игнорировать (см. тунисскую независимую газету «Эль-Магриб» за 11.09.2015).

Несмотря на умение Леона показать себя нейтральной стороной и скрыть свою проевропейскую сущность, тем не менее, иногда он проявляет себя. Случилось даже такое, что парламент в Тобруке обвинил его в предвзятости и поднял шум вокруг последних мер, которые предпринял Леон. Ливийские парламентарии разгневались и обвинили его в услужении требованиям Национального Конгресса, который находится на грани гибели. И последней каплей, переполнившей чашу гнева, оказалась его встреча с представителями группировки «Фаджр Либия» («Ливийская заря») и радикальными исламистами в Турции, а также его привлечение к участию в переговорах Абдурахмана ас-Сувайхали, одного из обвиняемых СБ ООН в военных преступлениях (см. сайт «Ахбар Либия – 24» за 11.09.2015). Однако Леон не воспринял всерьёз это обвинение и подверг резкой критике военную кампании Хафтара в Бенгази. «Миссия ООН по поддержке Ливии (МООНПЛ) решительно осуждает эскалацию боевых действий в Бенгази в субботу, 19 сентября 2015 года. Время, выбранное для нанесения ударов, явно свидетельствует о том, что они нацелены на подрыв и воспрепятствование продолжающихся усилий по прекращению конфликта», – говорится в заявлении ООН. В МООНПЛ отметили, что переговоры между сторонами «вступили в последнюю и самую важную стадию» (см. газету «Аль-Мысриюн» за 21.09.2015). Вне всякого сомнения, Британия понимает тему подрыва переговоров, проводимую Хафтаром по указке Америки, так, что она держит его за узды и что решение проходит через неё. Так же и переговорщики со стороны Национального Конгресса понимают это. Ряд информагентств сообщил о том, что делегация от представителей Национального Конгресса пошла на встречу с американскими высокопоставленными лицами в попытке достичь взаимопонимания с ними.

Правительство «спасения» в Триполи, которое было сформировано Национальным Конгрессом, пошло на опережение и организовало съезд в Сахирате. Премьер-министр Халифа аль-Говейль встретился с американским высокопоставленным лицом для обсуждения последних изменений. Со ссылкой на официальные источники Триполи газета «аль-Хаят» сообщила, что аль-Говейль подписал ряд соглашений в ночь с воскресенья на понедельник с Уильямом Пломером, заместителем главы управления логистикой, в том числе – и меморандумы о взаимопонимании для «открытия новых горизонтов сотрудничества в области обороны, здравоохранения и инвестиций». Официальные источники Триполи назвали эти соглашения «важным шагом» в отношениях с Америкой (см. газету «аль-Хаят» за вторник 22.09.2015).

В свете всего этого, по всей видимости, обе стороны – совершенно одинаковы, и никто из них не в состоянии разрешить вопрос в свою пользу. Напротив, они нуждаются в новых коварных манёврах конкуренции за счёт невинной крови ливийского народа и его богатства. В этом им помогают местные агенты, которые не боятся ни Аллаха, ни Его Посланника (с.а.с.), ни мусульман. Также стороны нуждаются в передышке между боями, который продлится до 20.10.2015, а возможно – и больше. Специальный представитель Генсека ООН в Ливии Бернардино Леон во время пресс-конференции по обзору новостей ливийских политических переговоров в Сахирате заявил: «У нас есть окончательный текст, и наша миссия закончена. Теперь настал черёд за участниками ответить на это. Больше не будет переговоров и никаких поправок, необходимо только ответить «да» или «нет» соглашению». Представитель ООН отметил важность исполнения данного соглашения до наступления 20 октября 2015 года (см. «аль-Магриб» за 22.09.2015).

Одним словом, Леон хочет найти политическое решение как можно скорее, потому что Европа желает того, при условии, что действенные позиции будет закреплены за ней, поскольку она считает Ливию своим владением в течение многих десятилетий. В то время как Америка считает, что Европа умерла, а она является единственной наследницей её владений, либо, как минимум, совладельцем наряду с Европой, но не как, чтобы Европа оставалась и дальше единственным владельцем Ливии. Для Америки это – красная линия! Очень сложно совместить эти два желания, по крайней мере, в обозримом будущем. А поэтому Леону будет сложно, если не невозможно, найти реальное стабильное решение. Скорее, оно будет только на бумаге, а соглашение будут подписывать и нарушать, что и происходит сегодня, пока одна сторона не осилит другую и не навяжет желаемое ей решение. Но это может завершиться, если жители страны возьмут в свои руки решение своих проблем и начнут бояться гнева Аллаха – Господа своего – через воплощение в жизнь божественного свода законов – Шариата – и выдворение из своей страны всех видов (старого и нового) колониализма вместе с его агентами, сторонниками и последователями. Стоит отметить, что когда вилаяты Тунис, Триполи, Марокко и Алжир были в составе государства Халифат, они взимали с Америки налоги и ставили ей свои условия, чтобы её корабли могли передвигаться по водам этих вилаятов. Какую высокую степень они занимали, когда были в сени Халифата, и на какую низкую ступень они упали в отсутствие Халифата.

إِنَّ فِي ذَٰلِكَ لَعِبۡرَةٗ لِّأُوْلِي ٱلۡأَبۡصَٰرِ ٤٤

«Воистину, в этом – назидание для благоразумных» (24:44)


09 Зуль-хиджа 1436 год по хиджре
23 октября 2015 года

Перевод с арабского https://hizb.org.ua/ru/directing/directing-publication/qa-hizb-ut-tahrir/2478-north-africa.html