asiaheadline

Отношения между Америкой и Индией (во главе с Моди) и кашмирская проблема. Отношение между Китаем и Афганистаном, а также положение Талибана


Вопрос:

Извините, мой вопрос состоит из трёх частей:

Первая: последняя встреча между американским президентом Обамой и индийским премьер-министром Mоди получила широкое информационное освещение. Несмотря на это, встреча не привела к принятию какого-то серьёзного решения. По всей видимости, между США и Индией (во главе с партией БДП (Бхаратия Джаната Парти)) всё ещё существует проблема. Не могли бы Вы пролить свет на спорные вопросы, существующие между этими двумя сторонами?

Вторая: почему Индия откладывает решение кашмирской проблемы, которая истощает её (Индию), несмотря на то, что во власти в Индии и в Пакистане сегодня находятся проамериканские политические силы – БДП (Бхаратия Джаната Парти) в Индии и Партия Наваза в Пакистане?

Третья: в СМИ сообщается, что Китай проводит с представителями Талибана посреднические переговоры. Происходит ли это по разрешению США, или это самостоятельный независимый ход со стороны Китая? Какую цель преследует Китай этим посредничеством?

Ответ:

Первое: американо-индийские отношения

Для того, чтобы понимать отношения Америки с Индией (во главе с Моди), необходимо брать во внимание следующие моменты:

Моди получил тяжёлое наследие проблем в отношениях между Америкой и партией Конгресса. Во времена правления партии «Индийский Национальный Конгресс» в Индии – длившегося десять лет, – а до этого – в период правления партии БДП (Бхаратия Джаната Парти) между Нью-Дели и Вашингтоном выстраивались беспрецедентные отношения. Ситуация изменилась с поражением БДП (Бхаратия Джаната Парти) в ходе всеобщих выборов в 2004 году, когда во власть взошла пробританская партия – Индийский Национальный Конгресс. В 2010 году индийский парламент принял закон «ядерной ответственности», который вменил в обязанность поставщикам сырья для атомных электростанций чрезмерные ограничения по поставкам этого сырья. Это было принято для того, чтобы сдержать США и американские компании от индийского ядерного рынка. Реализация этого закона сделала невозможным подписание гражданского ядерного соглашения с США в 2005 году. С другой стороны, Нью-Дели жёстко отверг попытки США начать диалог по Кашмиру и призвал Вашингтон принять жёсткие меры против Пакистана вследствие терактов в Мумбай в 2008 году, как и вступила индийская столица Нью-Дели в разногласие с Вашингтоном из-за её позиции в отношении стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), а также по многим торговым спорам. Ожидалось, что между двумя странами возрастут совместные торговые отношения, которые возникли за годы правления партии ИНК (Индийского Национального Конгресса). Однако США, например, выступили с возражением против использования указателя «сделано в Индии» на продукции высокотехнологического производства, в частности – на солнечных панелях, считая это нарушением норм ВТО (Всемирной Торговой Организации). По сей день Индия защищает себя от жалоб, поданных в ОРС (Орган по разрешению споров) при ВТО (Всемирная Торговая Организация) со стороны США в 2013 году.

2 – За весь период правления партии ИНК (Индийского Национального Конгресса) общественность Индии негативно отзывалась об Америке по причине плохого отношения Вашингтона к индийским дипломатам. А поэтому первой задачей Моди было улучшение имиджа Америки среди граждан Индии, особенно – среди политической элиты. Этим и занялся Моди в ходе визита Обамы в Индию, выставляя того в качестве главного гостя республики, наряду с подписанием соглашения о сотрудничестве в атомной сфере.

3 – Президент Обама сейчас, перед американскими президентскими и парламентскими выборами в 2016 году, подобен хромой утке. В основном его внимание сосредоточено на победе его демократической партии на выборах. Так или иначе, Обама будет делить своё время между участием в предвыборной кампании на местном уровне и решением целого ряда кризисов за рубежом. А поэтому вряд ли Обама сможет сделать многое, чтобы сгладить изъяны в американо-индийских отношениях, возникшие как последствия правления ИНК (Индийского Национального Конгресса) в Индии.

В свете этих факторов сложно ожидать каких-либо ощутимых успехов от тех заявлений, которые сделали Обама и Муди во время встречи. В лучшем случае, будет происходить тесное сотрудничество по вопросам, объединяющим американские и индийские интересы в регионе. Как, например, борьба с «терроризмом», исходящим со стороны Пакистана, а также сокращение влияния Китая. Тем не менее, существует много препятствий, которые образовали некую пропасть вследствие правления ИНК (Индийского Национального Конгресса). И для преодоления их потребуется некоторое время. Говоря об отношениях между Америкой и Индией в период правления Моди, в Нью-Дели в январе 2015 года бывший посол США в Индии Роберт Блэквелл (Robert Blackwell) сказал: «Что касается американской стратегии относительно Индии в течение следующих двух лет, то, на мой взгляд, в лучшем случае наши ожидания должны быть скромными в отличие от того, что было в начале прошлого десятилетия. Ни премьер-министр, ни президент не смогут совершить какой-то стратегический сдвиг в отношениях между США и Индией. На мой взгляд, в ближайшие два года не стоит ожидать какого-то реального стратегического партнёрства между двумя странами» (см. журнал «Атмосфера отношений между Соединёнными Штатами и Индией и консолидированный бизнес» от 24 января 2015).

Другими словами, Роберт Блэквелл прогнозирует, что отношения между странами вступят в фазу передышки, и каждая из сторон будет готовить всю свою мощь на послевыборный период, т.е. после ухода Обамы, а не до этого.

Второе: кашмирская проблема

Что касается кашмирской проблемы, то она также подверглась массе осложнений за период правления партии ИНК (Индийского Национального Конгресса). В связи с этим Моди нуждается во времени для того, чтобы вывести кашмирскую проблему на переговорный стол:

1 – С момента прихода к власти партии ИНК (Индийского Национального Конгресса) в 2004 году, кашмирская проблема, главным образом, была брошена на заднюю полку, хотя Пакистан в период правления Мушаррафа сделал ряд уступок для возобновления диалога, ожидаемого между двумя странами. Несмотря на это, партия ИНК (Индийского Национального Конгресса) отвергала любую инициативу, выдвинутую Мушаррафом, и настаивала на том, что кашмирская проблема является внутренней проблемой.

2 – Ситуация оставалась прежней без всяких изменений до терактов в Мумбай в 2008 году. После этого все предпосылки на возобновления диалога по кашмирской проблеме были полностью заморожены. Индийское правительство сменило свой тон и оказало давление на Пакистан, чтобы заставить его признать свою вину в том, что произошли теракты, и развернуть полномасштабную борьбу против всех вооружённых группировок, действующих внутри Пакистана. В октябре 2010 года правительство Индии возложило ответственность за теракты на службы безопасности Пакистана. В своём пресс-релизе правительство Индии заявило: «Службы безопасности (Разведывательное Управление) Пакистана причастны к планировке терактов в Мумбай в 2008 году» (см. газету «Hindustan Times» за 19 октября 2010 года).

3 – Вследствие терактов в Мумбай отношения между Исламабадом и Нью-Дели натянулись. Любая попытка со стороны Пакистана или Америки оказать давление с целью возобновления диалога по кашмирской проблеме отвергалась со стороны Индии.

4 – В то время Америка оказывала давление на Индию, чтобы снизить напряжение вдоль границ с Пакистаном, в частности – на центральной линии. Это делалось для того, чтобы Пакистан смог передислоцировать свои войска вдоль границ с Афганистаном, чтобы помочь Америке в борьбе против повстанцев в Афганистане. Однако Индия не отступилась от своей позиции относительно кашмирской проблемы и заставила Пакистан и Америку согласиться с новой реальностью.

5 – За период правления партии ИНК (Индийского Национального Конгресса) общественное мнение по поводу любой уступки вокруг кашмирской проблемы в пользу Пакистана было заморожено. И поэтому восхождение Моди на пост премьер-министра 26 мая 2014 года явилось вызовом десятилетию упрямства партии ИНК (Индийского Национального Конгресса) в вопросе отказа от позиции, не приемлющей любые переговоры по Кашмиру.

6 – Америка пыталась сблизить Индию с Пакистаном, что рассматривалось как первый шаг навстречу переговорам по поиску решения кашмирской проблемы. В рамках этого Наваз Шариф бросает вызов чувствам мусульман и едет в Индию, чтобы поздравить Моди и принять участие на торжестве его назначения на пост премьер-министра, несмотря на то, что Моди известен своим враждебным отношением к мусульманам. Но этот шаг ещё больше отдалил их друг от друга, нежели сблизил.

7 – Помимо этого стоит упомянуть факт того, что все индийские партии держатся за часть Кашмира. А поэтому даже если партия БДП (Бхаратия Джаната Парти) во главе с Моди и партия ПМЛ (Пакистанская мусульманская лига) во главе с Навазом являются проамериканскими, им не так легко решить кашмирскую проблему путём переговоров. Напротив, правильным и справедливым решением будет ликвидация индуской оккупации этой земли путём силы. Это решение не будет сложным, с позволения Аллаха, если Пакистан станет державой, преданной Всевышнему Аллаху и Его Посланнику (с.а.с.). Дай Аллах, чтобы это свершилось в самое скорое время.

Как бы там ни было, не стоит исключать вариант того, что Америка усадит обе стороны. Однако это может занять определённое время.

Третье: китайско-афганские отношения и Талибан

1 – Китай стал уделять большое внимание развитию торговых отношений с Афганистаном. Китайские государственные компании взяли на себя обязательства вложить 3,5 млрд. долларов в развитие проекта по добыче меди в Мес Айнаке, расположенном недалеко от Кабула. В конце 2011 года компания «China National Petroleum Corp» получила контракт на разработку в Афганистане месторождений нефти в бассейне реки Амударья. Этот проект ориентировочно принесёт 7 миллиардов долларов прибыли. Китайская национальная нефтяная компания помогла в строительстве первого нефтедобывающего пункта в Афганистане, объёмы добычи которого составили 1,5 миллиона баррелей в год (см. газета «Аль-Ватания» за 1 ноября 2013 года). Сверх того, недавно Китай заявил о проекте «Новый шёлковый путь» ценою в миллиарды долларов. Данный проект состоит из трёх частей. Первая часть начнётся в Китае, пройдёт через Пакистан и закончится в Турции. Вторая часть протянется от Бангладеш до Малайзии. Третья часть соединит побережье Фуцзянь на востоке Китая с остальным миром. Возрождение экономического шёлкового пути является детищем председателя Си Цзиньпина. Реализация проекта с ускоренными темпами началась в четвёртом квартале 2013 года. А поэтому Афганистан является значимой для Китая зоной в этом большом проекте. Также растущая потребность Китая в источниках сырья увеличивает его интерес к Афганистану.

И поэтому неудивительно, что стоило Ашрафу Гани взойти на пост президента Афганистана, как первый свой зарубежный визит он нанёс в Китай. Он заключил с Пекином новые контракты, согласно которым Китай обязался предоставить Афганистану помощь в размере 2 миллиарда юаней (327 миллиона долларов) в течение 2017 года вдобавок к 250 миллионам долларов, которые он предоставляет Афганистану в качестве помощи с 2011 года. Более того, Китай обещал обеспечить подготовку трёх тысяч профессиональных работников из числа афганцев, не говоря уже о помощи в сферах сельского хозяйства, электроэнергии и в строительстве инфраструктуры.

Исходя из вышеперечисленного становится ясно, что Китай преследует большой экономический интерес в налаживании крепких связей с Афганистаном в обозримом будущем.

2 – Китай не сможет воспользоваться своими торговыми отношениями с Афганистаном, если в стране не будет стабильности. Как правило, стабильность требует наличия сильного правительства в Афганистане. И поэтому Китай старается по мере возможности помогать правительству Гани. Министр иностранных дел Китая (Ван И) во время своего визита в Кабул 22 февраля 2014 года заявил: «Мир и стабильность в этой стране касаются безопасности на западе Китая, а также спокойствия и развития в регионе в целом. Мы надеемся, что Афганистан в кратчайшие сроки осуществит широкое и толерантное политическое примирение, и Китай намерен продолжать играть конструктивную роль в решении этого вопроса» (см. агентство «Reuters» за 22 февраля 2014 года).

Существует ещё один фактор, а именно: Китай опасается исламской угрозы со стороны афгано-китайских границ. Как известно, там располагается Ваханский коридор – узкая полоса земли на северо-востоке Афганистана в районе Вахан провинции Бадахшан. Вахан граничит с тремя странами: с Таджикистаном на севере, с Пакистаном на юге (разделяет Пакистан с Кашмиром) и с Китаем на востоке. Он представляет собой суровую высокогорную территорию длиной около 350 км и шириной от 13 до 65 километров в долинах рек Памир, Вахан и Пяндж. Это – удобный путь поддержки исламских боевиков в среде уйгуров, которые представляют собой проблему в сфере безопасности внутри Китая. Как известно, талибы дают приют и тренируют боевиков исламского движения «Восточный Туркестан» из числа уйгуров на территориях Афганистана и в племенных регионах Пакистана. Уйгурские боевики ведут борьбу для установления независимой страны, свободной от китайской гегемонии. Об этом ясно говориться в пресс-релизе МИД Китая относительно целей визита китайского министра иностранных дел в Кабул в прошлом году: «… для укрепления сотрудничества в сфере безопасности по разным вопросам, в том числе – в сфере борьбы с терроризмом и противодействия исламской группировке «Восточный Туркестан»» (Секретариат главы КНР от 23 февраля 2014 года).

В свете вышеприведённых пунктов можно сказать, что Китай выступает за продолжение американского присутствия в Афганистане после декабря 2014 года ради сохранения стабильности. Об этом свидетельствует тот факт, что Китай публично поощрял Хамида Карзая на подписание двухстороннего соглашения с США по вопросам безопасности. В сентябре 2013 года пресс-секретарь Хамида Карзая Имал Файзи заявил: «Председатель КНР помогает Афганистану выстраивать внешние связи с региональными и иностранными государствами (в частности – с США) для того, чтобы установить мир и безопасность в регионе. Китай полностью поддерживает соглашение по вопросам безопасности, заключённое между Афганистаном и США» (газета «Кама» за 27 сентября 2013 года). Газета отмечает: «Китай публично заявил о том, что поддерживает мирный процесс, проводимый Афганистаном, что он готов играть роль в афганских мирных переговорах (т.е. в мирных переговорах с талибами)». Исходя из всех этих заявлений, пресс-релизов и комментариев, становится понятным, что Китай поддерживает Америку ради сохранения стабильности в регионе, а также ведёт мирные переговоры с талибами при полной осведомлённости американцев.

Исполняя свою роль, Китай в ноябре 2014 года провёл «Форум мира» с целью успешного проведения мирных переговоров и поиска путей достижения мирного соглашения между правительством Гани и движением Талибан (агентство «Reuters» за 11 ноября 2014 года). И в рамках этого процесса недавно представители Талибана посетили Пекин. Одновременно с этим Китай оказывает помощь Пакистану, чтобы последний оказал давление на афганских талибов и заставил их заключить перемирие с правительством Гани. Это нельзя интерпретировать так, как будто Китай стремится занять место Америки в Афганистане. Напротив, интересы Пекина и Вашингтона сходятся в вопросе утверждения стабильности в Афганистане. В этой связи хотелось бы процитировать заявление американского высокопоставленного политика: «США и Китай согласились работать вместе для оказания помощи афганскому правительству, национальному единству, силам безопасности и экономическому развитию страны для того, чтобы не позволить на этот раз использовать Афганистан в качестве рассадника террористов» («Экономик Таймс» от 13 февраля 2015 года).

Всё это свидетельствует о том, что Китай волнуется за стабильность в Афганистане из-за роста его экономических интересов в нём. Он соглашается с Америкой в вопросе безопасности Афганистана. Помимо этого, Китай беспокоится за перемирие между афганским правительством и талибами. Этим он желает пресечь канал поддержки революционеров Восточного Туркестана. Именно с этой целью Китай провёл эти встречи с обеими сторонами – афганским правительством и талибами.

Мы надеемся, что талибы осознают это и обернут козни Китая против него самого же, продолжив своё исламское братство между ними и революционерами Восточного Туркестана.


19 Джумаду аль-Авваль 1436 год
10 марта 2015 год

hizb.org.ua